Мирон Маркевич: “50 — это тот возраст, когда тренер только начинает жить”

01.02.2001 10:55 - 1 217 views Источник

Сегодня, 1 февраля, заслуженному тренеру Украины Мирону Маркевичу исполняется 50 лет

m_markevith_2001Авторитет этого человека в футбольном мире огромен. И добивался он его по крупицам в течении многих лет напряженным, кропотливым трудом. Его знают многие, но о такие людях всегда хочется узнать больше. Тем более, в канун 50-летия.

Визитная карточка: Мирон Богданович Маркевич. Родился 1 февраля 1951 года во Львове. Окончил Львовский институт физкультуры и Высшую школу тренеров в Москве. Выступал за команды мастеров “Карпаты” (Львов), “Спартак” (Орджоникидзе), “Торпедо” (Луцк), СКА (Львов). На тренерской работе с 1984 года. Тренировал команды “Торпедо” (Луцк), “Подолье” (Хмельницкий), “Карпаты” (Львов), “Кривбасс” (Кривой Рог). Обладатель бронзовой медали чемпионата Украины 1997/98 гг. (“Карпаты”). Мастер спорта. Заслуженный тренер Украины. В запорожском “Металлурге” работает с 25 марта 1999 года.

— Мирон Богданович, результатом труда футбольного тренера является выступление возглавляемых им команд. Этот показатель у Вас в полном порядке. Поделитесь секретами вашей тренерской кухни?
— Вы знаете, я всегда стараюсь привить футболистам чувство ответственности. И самое главное, — если удается достичь железной дисциплины на поле — тогда, конечно, есть результат. Если этого не удается сделать — тогда результата нет. Те скромные успехи, которые были у меня во время работы во Львове, Хмельницком, Луцке — это все делалось через дисциплину, как в жизни, так и на поле. Только в этом случае возглавляемая мною команда занимала хорошие места. Но это, к сожалению, не всегда удавалось.

Говорят, что характер человека, его отношение к жизни закладывается в детстве. Родители Вас воспитывали в строгости? Вы были единственным ребенком в семье?
У меня еще есть сестра. Отец у нас довольно строгий, не дает мне никакого спуска и по сей день. Он детский тренер. Именно отец привил мне любовь к футболу и дисциплине. Дело в том, что в юношеские годы его забрали в Германию на работу — тогда очень много людей увозили с Западной Украины, и он был в числе остербайтеров. Где-то с тех времен понятие дисциплины было у него привито, и это передалось нам. Я считаю, что без этого, без дисциплины, в жизни никак нельзя.

Отец, работая детским тренером, наверное, мечтал, чтобы и сын был футболистом…
Естественно. Он организовал очень хорошую школу неподалеку от Львова. Такие известные футболисты как Поточняк, Покора, Крупей — это все его воспитанники. Честно говоря, я был послабее их в футбольном отношении как игрок, но тренерские навыки, которые я увидел у отца, очень пригодились мне. Хотя, надо заметить, его никто тренерскому ремеслу не учил. Он все постигал сам.

Вы уже тогда определились с выбором, что футбол станет делом всей вашей жизни?
Да, я четко определился, что я буду только в футболе. Хотя мать где-то была против, видела меня врачом или музыкантом. Но только не футболистом. Однако я с 7 лет постоянно был с мячом, и даже не представлял, что буду заниматься чем-то другим.

Период карьеры Маркевича — игрока, чем он запомнился?
В 19 лет я попал в команду мастеров “Карпаты”, как раз после того, как они выиграли Кубок СССР. До сегодняшнего дня я считаю, что это была лучшая команда за всю историю львовских “Карпат”. Звездный состав, оказаться в котором я был очень рад. Мы с Крупеем пришли в команду из школы, и опытные игроки нас учили. Честно говоря, это пошло на пользу.

Методы учебы были жесткие, сродни армейской дедовщине?
Приходя в любую команду молодой футболист сразу попадает в жесткие рамки, и даже сейчас мы это видим. Тут нет ничего страшного, через это должен пройти каждый.

Дебют в “Карпатах” прошел, наверное, с дрожью в коленках?
Это был международный матч с чемпионом Польши — командой “Сталь” (Мелец), где играли много известных и опытных футболистов. Минут за 20 до конца я вышел на замену, при переполненных трибунах — зрителей было около тысяч 40. Естественно, я запомнил это на всю жизнь, как и первый гол, забитый в ворота минского “Динамо”. Причем забил красиво, с удара. Хотя вообще, играя на месте центрального полузащитника, я не так много забивал. Но свой первый мяч помню.

Как дома восприняли первые успехи на взрослом уровне?
Это был праздник. Отец очень переживал за меня, не пропускал ни одной игры. Домой я летел как на крыльях.

Вы так увлеченно рассказываете, что я не могу не спросить вот о чем. Тогда материальные стимулы, в отличие от сегодняшних времен, наверное, были на втором плане?
Ну и в то время материальный стимул играл немаловажную роль. Я не говорю, что он был первостепенным. Футболисты всегда хотели зарабатывать, но вы понимаете — были совсем другие времена. Союзный футбол, никто никуда не уезжал, не было никаких манящих предложений. Поэтому были жесткие ставки, к которым полагалась доплата. Такого как сейчас не было. Сейчас футбол стал просто коммерцией во всем мире. К сожалению, все решают деньги.

Ваша мечта выступать за “Карпаты” сбылась, но, тем не менее, настал тот день, когда вы покинули Львов…
Поступило конкретное предложение от орджоникидзевского “Спартака” — сейчас эта команда называется “Алания” (Владикавказ). Честно скажу — хотелось заработать денег. Меня уговорили, пообещав большую зарплату, премиальные. Хоть и не хотел сначала ехать, но все — таки поехал, и в результате сделал ошибку. Поэтому я сейчас всегда говорю молодым футболистам — не гоняйтесь за большими деньгами. Они сами к вам придут, рано или поздно.

Жалеть, что довольно рано закончили карьеру футболиста не пришлось?
Нет. Во Владикавказе я получил серьезную травму, и на два года оставил футбол. Когда доигрывал в Луцке — команде второй лиги, чувствовал, что это уже не то. Просто нужно было где-то доиграть. И я решил в 28 лет закончить карьеру футболиста, начав работать тренером.

Решение, наверно, было принято коллегиально. Вы советовались с отцом?
Да, я советовался с отцом. Он заметил, что раз так случилось — то чем быстрее я начну работать тренером — тем лучше. Начал я с детьми в той самой школе, которую создал мой отец, собрав ребятишек из окрестных сел. Просто тренировал. Затем уже получил предложение работать во Львове, в СДЮШОР “Карпаты”.

Сейчас, спустя время, вы согласны с мнением, что тренер должен начинать свою карьеру именно с работы в детском футболе?
Уверен. Во всем мире это практикуется. Люди начинают работать с самого низа, хотя с детьми работать тяжелее. Их нужно учить, подсказывать. В моей работе не обходилось без ошибок, но исправляя их я приобретал необходимый опыт.

Тренер — профессия нелегкая. Ведь приходится отвечать не только за результат возглавляемой, но и за судьбы людей, выступающих в твоей команде. И тем не менее вы выбрали этот путь..
Проработав три года в СДЮШОР “Карпаты”, я решил попробовать поступить в Высшую школу тренеров в Москве, хотя на то время это было почти нереально. Ведь туда брали в первую очередь людей с именем. Достаточно назвать фамилии тех, кто учился вместе со мной — Стрельцов, Папаев, Максименков, Аверьянов, Мирзоев — т.е. футболисты, оставившие заметный след в футболе. Я не был таким великим, а три года работы с юношами ни о чем не говорят. Тем не менее, на свой страх и риск решил подать документы, и, конечно, был очень удивлен, получив телеграмму о приеме в ВШТ. Вскоре началась учеба, и это, наверное, были самые лучшие годы. Я столкнулся с людьми, которых доселе только видел по телевизору, и о которых читал в газетах. Чего стоит один Эдуард Анатольевич Стрельцов! Учеба очень многое мне дала. После института физкультуры, который я окончил в 22 года, пришлось все изучать снова, ведь был большой перерыв. Поначалу было тяжело, но постепенно втянулся. А на втором году пошли стажировки. Одна двухмесячная стажировка у Валерия Васильевича Лобановского чего стоит! 2 недели стажировался в “Аяксе”, у легендарного Йохана Кройфа. Мне повезло, ведь эти люди представляют две совершенно разные школы. Плюс знания, которые я получил во время учебы, и в итоге мне уже тогда захотелось соединить это все на практике. Рад, что в конечном итоге удалось закончить Высшую школу тренеров с отличием. Нас таких было в том выпуске всего двое.

Тренер — профессия в большей степени творческая. Что же нужно человеку, для того, чтобы реализоваться себя на этом поприще в полной мере?
Надо иметь в своем распоряжении хороших футболистов. Это первое и главное условие. Какие бы у тебя идеи не возникали — если их некому исполнить — это все пустая трата времени. Когда-то я был ошеломлен игрой “Аякса”, а затем и сборной Голландии, которую не зря признали командой столетия. Они тогда шагнули вперед настолько, что до сегодняшнего дня сборная Голландии остается одной из самых сильных. Мне, конечно, хотелось создать что-то приблизительное. Иногда это получалось, иногда нет. Повторюсь, первоочередное — это футболисты, грубо говоря — материал.

Годы учебы пролетели незаметно, и в один прекрасный день вам предложили возглавить команду мастеров…
Это была луцкая “Волынь”, тогда носившая название “Торпедо”. Я заканчивал там карьеру игрока, и руководители команды, будучи в курсе того, что я вот — вот закончу ВШТ, предложили мне возглавить команду. Я согласился, и начал работать. Это был 1984 год. Естественно, хотелось сразу проявить себя, показать свои знания, и, как это всегда бывает, сработала пословица “Поспешишь — людей насмешишь”. На сборах мы все выигрывали, а стартовали крайне неудачно. После первого круга шли на предпоследнем месте. Если помните, нужно было попасть в шестерку, дабы продолжить борьбу на втором этапе в числе сильнейших. И мы успешно справились с задачей, выиграв во втором круге 12 матчей из 13. В общем, начал я очень рьяно. Поэтому сейчас на предсезонных сборах стараюсь давать большие нагрузки, чтобы команда играла на усталости.

Луцк — Луцком, но, наверное, подсознательно готовили себя к тому, что когда-то возглавите дорогие сердцу “Карпаты”…
Это был 1991 год. “Волынь” неплохо выступила в первом чемпионате Украины, заняв в группе четвертое место. После этого последовало предложение принять “Карпаты”. Практически получить это место было очень трудно — претендентов было достаточно. Но поверили в меня, и я принял команду. Хотя как таковой команды практически не было. “Карпаты” были на грани вылета из высшей лиги, еле-еле отстояв место в классе сильнейших. В моем распоряжении оказалось всего 4 футболиста. Финансовая база отсутствовала, и было просто смешно, что футбол во Львове находился в таком состоянии. Начали по новой собирать команду, . Цены, правда, были совсем другими, нежели сейчас. Еще можно было кого-то найти. Взяли ребят из области, региона. Так появились Кардаш, Гусин, Покладок, Стронцицикий — молодые ребята из Стрыя, Комарно, никому на тот момент неизвестные. Топчиев и Плотко пришли вместе с нами из Луцка. В общем, из ничего, можно сказать на ровном месте, мы сделали команду, которая вскоре играла в финале Кубка Украины, попав в еврокубки. В общем, спонтанно получилась вроде бы неплохая команда. Работа тогда велась серьезная, но почему-то до сегодняшнего дня я не верю, что за полгода можно сделать хорошую команду. Когда мы вышли на Европу, я понял — мы немного поспешили. Команда, а главное — город, были к этому не готовы.

Но, тем не менее, вскоре покорили еще одну вершину — выиграли бронзовые медали чемпионата страны…
Повезло мне с губернатором — этот человек очень любит футбол. Я имею ввиду Михаила Васильевича Гладия, нынешнего вице-премьера Украины. Он вызвал меня, и просто сказал — “Мне нужно чтобы команда была в тройке. Что для этого надо?”. Простой вроде — бы разговор. Ну и тогда, когда действительно появились деньги, мы создали очень неплохую команду, которая, считаю, могла спокойно побороться за титул чемпиона Украины. Но, к сожалению, отдельные организационные неурядицы не дали нам возможности этого сделать. Хотя киевское “Динамо” с Шевченко, Ребровым, Лужным в составе, за два года мы обыграли трижды, один раз сыграв вничью То есть был виден потенциал команды. Она готова была достойно представлять город в Еврокубках.

На волне успеха и всеобщего ликования задумывались ли вы тогда о будущем? Ведь жизнь — штука полосатая…
К сожалению, мы это почувствовали сразу. Команда действительно была дорогая — игрокам нужно было платить, ведь обманывать футболистов нельзя. Начались передряги, ссоры. В это время губернатор ушел на повышение в Киев, а те люди, которые финансировали команду, резко прекратили это делать. Встал вопрос о распродаже игроков. Я был против — ведь мы пять лет потратили на то, чтобы создать этот коллектив. Участвовать в распродаже, губить то, что создавалось годами я не хотел. Поэтому пришлось уходить. Может быть, поэтому я сейчас спокойно хожу по Львову, со мной здороваются болельщики. Хотя команду было жаль, 10 человек продали…

Помню, протестовали против распродажи вы достаточно активно…
Я не сидел сложа руки. Мы выступали серьезно, жестко. А высшее начальство пошло по пути наименьшего сопротивления. Сейчас команда во Львове занимает 5, 7, 8 места — все довольны, и по большому счету это никого не интересует. Но я считаю, что в таком городе как Львов должна быть серьезная команда.

Решение оставить “Карпаты” далось вам нелегко. Это был, наверное, в вашей жизни очень сложный период…
Нужно было все осмыслить. Вы понимаете, столько лет было потрачено… Образно говоря, птицу можно было поймать, но не удалось. Мы оставили команду на третьем месте, в полуфинале Кубка страны, перед этим выиграли очень престижный турнир в Объединенных Арабских Эмиратах, и вдруг, одним росчерком пера, все это уничтожили…Было очень непросто еще и потому, что со мной ушли еще 8 человек. Это был демарш. Мы все были не согласны с этой распродажей, но ничего не поделаешь — такова тренерская жизнь…

Решение людей уйти с вами не было спонтанным?
С Юрием Дячуком-Ставицким мы трудимся вместе уже 10 лет. С нами тогда работал еще и Владимир Журавчак, ныне главный тренер ФК “Львов”. Была команда, которая работа на результат. Конечно, я хотел бы видеть в Запорожье и Журавчака, но семейные обстоятельства не позволили ему покинуть Львов. А в тот момент мне, не скрою, было приятно, что почти все тренеры, персонал, работавшие со мной в “Карпатах”, написали заявления и ушли.

Покинув “Карпаты” вы отправились в Трускавец, где вас и застал звонок из Запорожья. Он был первым?
Причем через 4 дня после того как я уехал из Львова. Честно говоря, хотел просто отдохнуть, никуда не ехать. Но я очень уважаю президента ФК “Металлург” Виктора Ивановича Межейко…Он много не говорил, но я понял, что ситуация в Запорожье сложная. У меня было минут 5 на размышления, после чего я принял решение ехать в Запорожье.

Жалеть не пришлось?
Когда я приехал, неплохая, вроде бы, команда была недалеко от зоны вылета. К сожалению, чувствовалось, что психологически коллектив надломлен, ведь было проиграно подряд матчей 5 или 6. Нам повезло в том, что в чемпионате был небольшой перерыв. Нужно было выводить ребят из этого сложного состояния, и мы увезли всех в Трускавец. Конечно, пошли на координальные изменения в составе. Я получил список, в котором кандидатами на отчисление были Демченко, Конюшенко, т.е. — молодые ребята, сейчас привлекающиеся в сборную Украины. Нужно было очень быстро разобраться в этой ситуации, что-то изменить. Где-то я угадал, потому что команда начала выигрывать, выдав блестящую победную серию. Хотя поначалу думал, что будет очень плохо.

Вам не кажется, что свыше предначертано в вашей тренерской судьбе выводить команды из низов на передовые позиции…
Я не заканчиваю работать, и думаю, что в моей тренерской карьере еще будут лучшие времена. Уходя, я стараюсь оставить хорошую команду, чтобы кто-то мог ее спокойно принять и работать дальше. Так было в свое время в Луцке, Хмельницком, Кривом Роге. К сожалению, мне пока никто не оставил такой команды.

Команду за один сезон не сделаешь, и можно сказать все это время работы на берегах Днепра вы собираете по крупицам новый “Металлург”. Что может повлиять на ускорение процесса выхода запорожского клуба на передовые рубежи в украинском футболе?
Первое и основное — командой должны заниматься все, область и город. Наш спонсор — металлургический комбинат “Запорожсталь” нам попросту не дает умереть. Мы не должны думать кого бы продать, чтобы получить средства на существование. Мы должны думать, кого бы купить для усиления игры команды. Если такое будет в Запорожье — тогда — да, здесь будет очень серьезная команда. Вообще, Запорожье, на мой взгляд, самый спортивный город на Украине. В нем всего понемногу. Меня как-то спросили, какой вид спорта я люблю кроме футбола. Я ответил — ручной мяч. Этот вид спорта здесь очень любят, и я сам с удовольствием хожу на матчи “Мотора” и “ЗТР”. Они — лучшие на Украине, и, естественно, далеко не последние в Европе. Я хотел бы, чтобы и футбол здесь был лучшим на Украине и не пас задних в Европе. Но для этого нужны серьезные деньги.

Пример есть с кого брать — “Динамо” и “Шахтер” по уровню игры и организационным вопросам задают тон в нашем футболе, работая на уровне европейских стандартов…
Если мы подойдем к этому уровню — тогда можно говорить о серьезных задачах. У нас же каждый год из “Металлурга” уходят люди. Спивак, Шевчук, Конюшенко, Полтавец. Мы не можем, к сожалению, предложить им того, что они имеют сейчас в других командах.

Оставим на время футбол, и поговорим о семье. Интересно, как вы познакомились со своей будущей женой?
Опять же через футбол. У меня жена — страшный фанат футбола. Когда я еще играл в “Карпатах” — она приходила на матчи, ездила со мной в Луцк. В общем, в нашем знакомстве виноват футбол. Она и сейчас приезжает на игры, смотрит, переживает.

Вы знаете, я заметил, что когда пани Анна присутствует на игре, “Металлург” всегда выигрывает…
Это не только в “Металлурге”, а и в “Карпатах”, “Волыни” — везде, где бы я ни работал. Когда жена присутствует на матче, моя команда еще ни разу не проигрывала. Модно сказать — она мой талисман, и я рад, что судьба свела меня с ней.

У вас два сына — Остап и Юрий. Старший, уже можно сказать, не стал профессиональным футболистом, но еще есть шанс у младшего…
Очень редко сыновья тренеров становятся профессиональными футболистами. Я считаю, футболистом нужно родиться. А делать искусственно из них игроков я не хочу.

Интересно, а дома вы часто разговариваете о футболе?
Чаще когда выигрываем. Но когда проигрываем — ко мне лучше не подходить. Нужно время, чтобы все осмыслить, проанализировать игру.

Как любите отдыхать?
Лучший отдых для меня — рыбалка. Здесь есть чем похвалиться. После первого круга, в конце прошлого года, недалеко от Львова за 2 месяца я поймал 130 щук. Друзья подсказали очень хорошее место. Рыбачил и на Днепре, но здесь мои успехи пока гораздо скромнее.

Поймав рыбу, у вас не возникает желание самому ее приготовить?
Нет, я могу почистить. Готовит жена, мама. Очень люблю фаршированную щуку — лучше блюда я не встречал.

Мирон Богданович, я не ошибусь, если скажу, что в вашей жизни присутствует гармония. Любимая работа, счастливая семейная жизнь. Однако для мужчины 50 — еще не тот возраст, когда он исчерпал свой потенциал. О чем мечтаете?
50 — это тот возраст, когда тренер только начинает жить. Я — 15 лет назад, и сейчас — это две большие разницы. Футбольная жизнь потрепала. Было много хорошего и плохого, которое я стараюсь отбрасывать. Тренерская работа зависит от того, кто тебя окружает и как тебе доверяют. Только тогда можно чего-то достичь. Меня никак не удовлетворяет то место, которое сейчас занимает “Металлург”. Команда не там, где ей положено быть. Очень хотел бы достичь с “Металлургом” какой-то вершины. И конечно хочу, чтобы в семье все было в порядке, дети выросли нормальными людьми. Это — основное.

Футбольный клуб “МЕТАЛЛУРГ” (Запорожье), многочисленная армия поклонников футбола поздравляют заслуженного тренера Украины Мирона Богдановича МАРКЕВИЧА с 50-летием, и желают ему счастья, здоровья, дальнейшей плодотворной работы на благо украинского футбола. Специальную программу, посвященную этому знаменательному событию, смотрите в субботу, 3 февраля, в 21 час на телеканале “Алекс”.

 

Игорь ПАВЛЕНКО.







Комментарии

Комментирование закрыто.

НАШИ СПОНСОРЫ