— Официальный сайт Металлурга с довольно странной формулировкой объявил о прекращении сотрудничества с целой группой футболистов: мол, это произошло «в связи с окончанием срока контрактов». То есть, можно сделать вывод, будто это – решение футболистов, но в то же время Иван Матяж признался, что из интернета узнал о том, что больше не в команде.
— Можно сказать, то же самое произошло и в моем случае. С той только разницей, что не я это прочитал в интернете, а мои друзья, которые сразу же позвонили и сообщили мне такую вот новость. С руководством Металлурга я на эту тему вообще не общался.

— На ваш взгляд, это вообще нормально, или такой подход не является цивилизованным и нам всем нужно возмущаться?
— Ну, это, наверное, вопрос не ко мне. Ничего не могу сказать по этому поводу.

— Вы догадывались, что зимой придется искать новый клуб, или были уверены, что наступит время переговоров о продлении контракта?
— Определенные разговоры о новом соглашении были на протяжении сезона, но опять же… В клубе не знают, кто будет новым главным тренером. Может, они из этого исходили, не знаю. В принципе, конечно, было бы правильно заранее обсудить все вопросы. А так, я знал, что у меня заканчивается контракт и где-то в каких-то моментах уже начинал задумываться на тему «что дальше?».

— Вы говорите, что определенные разговоры о контракте все же были.
— Да, именно определенные. Потому что конкретного разговора не было. Мне говорили только то, что, в зависимости от того, кто будет новым главным тренером, клуб и будет отталкиваться, и только тогда будем вести конкретный разговор.

— Если бы Металлург предложил конкретно, что бы вы ответили?
— Никто же ведь не предложил.

— И все же: вас все устраивало в Запорожье?
— Ну, относительно. Если бы предложили новый контракт, то мы, по крайней мере, предметно бы разговаривали на эту тему. А вот остался бы или нет – не готов ответить однозначно.

— Вам не кажется странным, что руководство клуба приняло решение даже не проводить переговоры с игроками, не назначив при этом нового главного тренера, которому ушедшие игроки, в том числе и вы, могли быть нужны?
— По сути, вы сами отвечаете на свой вопрос. Конечно, дождаться назначения нового тренера было бы логично.

— К чему вел: может, в Металлурге уже все знают, кто будет новым главным тренером? Футболисты знают хотя бы на уровне неподтвержденной информации, кто будет руководить зимними сборами?
— Я думаю, что футболисты не знают. Но, может быть, знает руководство? Правда, мне тяжело разговаривать на эту тему, так как все сейчас в отпуске, и я ни с кем не обсуждал этот вопрос. Мне же и друзья сказали, что в Металлурге я больше играть не буду. Из клуба даже никто не звонил и ничего не говорил.

— Вы можете сказать, кто конкретно принял решение в клубе попрощаться с группой футболистов?
— Там есть президент, есть собственник клуба. Я думаю, собственник и принимает подобные решения, потому что он платит свои деньги. Но, наверное, советуясь при этом с людьми, которые отвечают за спортивную часть работы. Но я могу только предполагать, а не утверждать.

— Как вы оцените год, проведенный в Металлурге?
— Я вообще не любитель оценивать свою игру. У нас ведь есть много экспертов, вот они пусть и оценивают.

— Как вы считаете, качество вашей игры в Металлурге несколько понизило ваш статус, или только упростит поиски нового места работы?
— Вы понимаете, сейчас такое время, что непонятно, упростит что-то задачу поиска нового клуба, или нет. Скорее всего, сложно будет в любом случае, но я не готов сказать однозначно.

— Вы были незаменимым игроком стартового состава. Вы получали удовольствие от игры, если учесть, что команда регулярно проигрывала и безвылазно находилась внизу турнирной таблицы, мало забивала, и мало забили вы – всего один гол в чемпионате?
— Конечно, если проигрываешь, то, как ты можешь получать удовлетворение, не говоря уже об удовольствии, от своей игры? Конечно, мы старались… Команда хотела побеждать, но в силу каких-то причин не могла добиться того, чего хотела.

— Каких-то причин? Без конкретики?
— Я не хочу об этом говорить. В клубе есть достаточное количество людей, которые должны разбирать эти причины и искать решение проблемы.

— Наверное, нужно вспомнить, что ваш переход в Металлург был несколько спонтанным. Сначала не совсем было понятно, почему вы уходите из Черноморца, потом – почему именно в Металлург, потому что казалось, что статус игрока тогдашнего успешного Черноморца позволял найти более достойный клуб.
— Почему уходил из Черноморца, я особо говорить тоже не хочу. Все сложилось так, как сложилось. А почему дальше был Металлург – ответ очень простой: потому что там работал Олег Анатольевич Таран, который позвал меня, попросил помочь. Но, увы, по каким-то причинам, я ему не помог.

— Что не получилось у Олега Тарана, на ваш взгляд? Его окружение внутри клуба помогало или больше мешало ему работать?
— Не знаю. Я могу отвечать только за себя. И могу сказать только по факту: он пригласил меня и еще группу футболистов. Но мы, по каким-то причинам, не смогли показать то, чего от нас ждало руководство, хотя, в принципе, перед нами не стояли какие-то конкретные задачи на сезон. Свою первую задачу, в прошлом сезоне, Таран выполнил – команда не вылетела. В нынешнем сезоне цель была довольна размытой, у нас не было конкретной задачи, поэтому не совсем непонятно, как оценивать сложившуюся ситуацию с уходом Тарана и его работу.

— После ухода Тарана из клуба не было ни одного его интервью с объяснением причин ухода из Металлурга. Есть подозрение, что для него все это было большим ударом, или же ему, по большому счету, все равно.
— Когда-то, наверное, он все объяснит. Сейчас, возможно, просто не подходящее для этого время.

— А футболисты Металлурга знают, почему Таран ушел? Вам всем он это объяснял?
— Понимаете, все произошло настолько спонтанно, что никто ничего не знает до сих пор.

— Вы с ним разговаривали хотя бы раз после его ухода?
— Да. Но эту тему мы не затрагивали.

— Возвращаясь к теме вашей карьеры, знаете ли на данный момент, где продолжите выступления, или, может, где пройдете просмотр? Есть варианты вообще?
— Пока ничего стопроцентного нет. Праздники только закончились, буду теперь что-то думать и решать.

— Хотите остаться в Украине?
— Все зависит от того, кому я буду нужен и какие будут предложения.

Football 03 января 2015